Behind the Scene: Russian Punk Art Vol. 2

An independent design studio focused on creating individual visual style, perceiving usual images through the prism of abstract art.

Behind the Scene: Russian Punk Art Vol. 2

GRADE Magazine, February 2nd 2020 — Read original interview

Как ты открыл для себя мир панка и другой тяжелой музыки?

В подростковом возрасте у меня не было человека, который влиял на формирование моего музыкального вкуса. Кого ни послушаешь, у всех был старший брат или отец, который постоянно слушал Led Zeppelin и таким образом прививал любовь в тяжелой музыке. Моя семья вообще не музыкальная, поэтому интерес к этому виду искусства у меня появился довольно поздно. После всяких рэп-сборников, которые каким-то образом попадали к нам домой, я начал интересоваться южным рэпом, к примеру, Three 6 Mafia из Теннесси и Lil Wayne с Lil Boosie из Луизианы, еще очень нравились Bone Thugs-N-Harmony из Кливленда. Позже я открыл для себя панк-рок и попал на свой первый панк-концерт.

Но это все не важно. Думаю, что намного интереснее узнать, как люди, имеющие отношение к международному панк-сообществу, расширяют свой музыкальный кругозор и перестают слушать только тяжелую музыку.

Знаешь, я отчетливо помню, что когда-то давно друзья из тусовки привили мне ненависть к «коммерческой» музыке. Многие панки так сильно стараются оставаться преданными панк-року, что сами себе рисуют потолок в развитии. Если из панк-культуры ты подчеркнул для себя только базовые идеи и тяжелую музыку, значит в какой-то момент что-то пошло не так.

Мне безумно приятно видеть артистов и других деятелей культуры, работающих в совершенно разных музыкальных направлениях, имеющих разную степень культурного бэкграунда, и при этом объединенных панк-роком. Так что в данный момент я вижу тяжелую музыку как отличный трамплин для чего-то нового, как способ получить обширный багаж знаний.
Продолжая мысль про примеры, припомнишь арты (от мира панка и другой экстремальной музыки), которые оказали влияние на то, чем ты занимаешься сейчас.

Как и любой другой визуальный артист, я слежу за авторами и тенденциями, стараюсь быть в курсе событий на визуальной сцене музыкального мира. Неосознанно на меня повлияло множество авторов, особенно когда я начал углубляться в изучение дизайна. Это были уже 2014-2015 годы. Совершенно точно на меня повлияли работы Chris Moore (Coke Bust, Magrudergrind, Damaged City Fest). Он работает в стиле коллажа, его плакаты довольно простые и при этом довольно сатирические, но выглядят мрачно. Крис был моим главным ориентиром на этапе, когда я работал в основном с бумагой, ножницами и клеем.

Чем больше и подробнее я изучал мир визуальной эстетики в тяжелой музыке, тем больше у меня появлялось влияний, и тем быстрее я начинал понимать, что большинство из этих людей работает еще и с исполнителями в других жанрах. Очередной дизайнер, произведший на меня огромное влияние – Chase Mason (Gatecreeper, Spirit Adrift). Этот человек визуализирует абсолютно воспаленные образы и создает из них плакаты и обложки, которые меня поражают своей абсурдностью и сюрреализмом. Здесь сработала смесь из ксерокса и героинового прошлого, приправленная умением видеть прекрасное в отвратительном. Этот человек помимо работы со множеством хардкор-панк, дет-метал и сладж групп также поработал с рэперами Ghostemane и Post Malone. Мне очень нравится его собственная линия бутлег-мерча под названием Chopped & Booted, в рамках которой Чейс выпускает собственные уродливые футболки и лонгсливы для Gravediggaz, Three 6 Mafia, Mobb Deep, Big L и OutKast. Это опять же касается темы музыкального кругозора и фьюжена культур.

В российском панк-арте, даже при белорусской и мексиканской жизни, ты – одна из центральных фигур. Я уверен, что ты следишь не только за нашей сценой, но и за её визуальной стороной. Так вот, мне интересно – что, по-твоему, изменилось в т.н. российском панк-арте за время, когда ты тоже начал им заниматься? И какую оценку ты можешь дать этим изменениям?

Спасибо, но свой вклад я оцениваю намного более скромно. Я правда рад, что мои работы могут привлекать внимание. И я конечно же слежу за визуальной стороной сцены, и в последнее время даже больше, чем за её музыкальной составляющей. Меня очень радует то, что на горизонте начинают появляться молодые талантливые артисты, и даже есть уже очень активные авторы, чьи работы попадаются на глаза регулярно. И еще меня крайне радует, что сами музыканты и организаторы концертов стали чаще обращаться именно за авторскими работами. У меня есть клиенты, которые заказывают дизайн мерча как у авторов из стран пост-советского пространства, так и за рубежом. Есть несколько групп, у которых явно есть идейная цель выпускать свой мерч именно с работами актуальных визуальных артистов. Такого подхода лет 10 назад просто не было и в помине, были лишь исключения. И это только начало.

Если говорить о России, Беларуси и Украине, то за это десятилетие мы дошли до этапа, где уродливый безвкусный плакат уже не котируется, потому что установлен новый стандарт качества визуальной работы. На этом этапе ценится именно авторское видение, стиль, смелость в исполнении. И если моя деятельность помогла нашему общему движению прийти к этой точке, во что я очень хочу верить, значит я не зря когда-то начал заниматься дизайном.

Если взять во внимание твои работы для андеграундной отечественной сцены, то что тебе сейчас важно в дизайнах и артах?

Главное – делать так, как считаешь нужным. К сожалению, мое видение не всегда совпадает с видением заказчика, но это совершенно нормальный аспект профессии. Но, так или иначе, нельзя пренебрегать основами создания арта. Любая, даже самая смелая и впечатляющая иллюстрация, может стать мусором, если не сверстать обложку/плакат правильно. Это отдельная и объемная история, о которой как-нибудь с удовольствием расскажу.


В Америке иллюстраторы и другие художники от мира панка давно выставляются в галереях и участвуют в больших проектах, в т.ч. и коммерческих. Как считаешь, есть ли у российского панк-арта как такового будущее за пределами сцены?

Такое происходит не только в США, а в самых разных и иногда неожиданных уголках планеты. Отличным для меня примером является Колумбия. В этой стране есть очень много талантливых артистов, которые помимо плакатов и обложек даже сами печатают и продают свой мерч. И мерч продается не из-за надписей на нем, а потому что это стильные авторские работы. Явный тому пример – потрясающий иллюстратор из Боготы Juan Sebastián Rosillo. Это настоящее искусство, и эволюция мерча как такового.

Буквально пару месяцев назад я участвовал на тематической выставке плаката в Колумбии, после чего эта выставка уехала в тур по Канаде с группой Muro, и каждый их концерт сопровождался экспозицией работ артистов со всего мира. В странах СНГ пока что я о таких движениях не слышал, но уверен, что все еще впереди.

У панк-арта определенно есть огромный потенциал. Это социальное искусство, смелое самовыражение, которое может существовать отдельно от музыки, хоть и рождено было в ней. Очень важно много работать, учиться, расширять кругозор. Эта культура растет, и мы даже близко не подозреваем, куда нас приведет стремление заниматься искусством через каких-нибудь 10 лет.